Дзен

Дзен Канал «Perfect One» Группа «The Perfect Man»

Автор: Цзе Кун

Дзен — это великое японское искусство созерцания, вернее, проведение пути через созерцание. Это не просто созерцательная система, а искусство оперирования созерцанием. Это свойство делает дзен уникальным и самодостаточным, связанным исключительно с японской ментальностью. Поэтому не нужно сопоставлять дзен с историей, хоть он и является частью общей традиции буддизма. У дзен нет истории, у дзен есть ментальность.

Дзен стал уникальной практикой различных школ, учением особого понимания, где сочетаются покой (гармония), сосредоточение, дыхание и внутренняя сила. На уровне сознания, тела и энергии происходит отстранение от вещей и процессов, разрушающих наше развитие. Поэтому дзен можно считать учением, которое на практике прежде всего противостоит низшему, а не просто выступает «за высшее».

Благодаря этим качествам существует сложность и в понимании, и даже в объяснении учения дзен, что упирается в ментальность восприятия. Например, разговоры о дзен в контексте просветления ничего не дают, так как для дзен это акт управления иррациональным, а не просто пребывание в нем. Если же говорить о дзен с позиции оперирования мозгом, то это искусство сохранения усилия невыразимого.

Дзен — это в первую очередь путь вглубь себя. При неограниченности данного учения он имеет свою достаточность, выраженную в искусстве оперирования мозгом, а не просто в пребывании в некой высшей реальности, что делает данное учение высшей формой адекватности. Дзен учит ориентировать сознание на само себя. И это не процесс любования, безмятежности или спокойствия, а постоянная работа над усилием. Иначе как раз и происходит отключение мозга (в чем, правда, для многих и состоит просветление). Не познав сознания дзен, не находясь в постоянной работе над ним, нельзя постичь внутреннее проникновение. Особенность искусства дзен в том, что у него нет разделения на внутреннее и внешнее действия, есть лишь одно проникновение в реальность.

Никакие правила и рекомендации нельзя применить к искусству постижения дзен, кроме истинного постижения. При этом это не условная истинность, а конкретная, связанная с активностью определенного Лотосового отдела мозга, который и формирует нирваническое состояние, или просветление. И, конечно, на стадии достижения этого состояния многих уносит, но истинная суть дзен как раз не в этом. Суть дзен заключается в постижении порогов неведения, где основным является порог сознания. Именно это позволяет физически постигнуть свободу от ограничений. Также это состояние понимается как гармония с дхармой.

Школы дзен отличаются друг от друга, но именно японская ментальность (формирование которой фактически и определил дзен) делает это искусство не регламентированным, а именно практическим и при этом очень отличающимся от всех буддийских направлений, кроме, пожалуй, тантры, ваджраяны или состояния дзогчен.

Медитация дзен напоминает алхимические психофизические практики, которые характеризуются состоянием Великой решимости (дайфунсин), позволяющим находить присутствие в отсутствии. Это особо важно для столкновения с иллюзиями мыслей и разделения функции сознания и осознания.

Искусство дзен может осваиваться только практически, оно не подвержено интеллектуальному осмыслению, хотя состояние дзен — это особое качество интеллекта, которое и формирует мистическое отношение к дзен.

Очень важной стороной дзен является особое восприятие нирваны. Являясь, так сказать, «нирванической системой», она в своей сосредоточенности учит удерживаться от преждевременного провала в нирвану. И это суждение — не для оспаривания, а для практического потребления. Для практикующего дзен важно оставаться в постоянстве цветущей сакуры. Так что, несмотря на то, что дзен вышел из буддизма, японское направление скорее не соответствует, чем соответствует традиционному буддизму.

Конечно, дзен не относиться к категории относительных учений, но при этом дзенская ментальность очень даже относительна к природе мозга, которая имеет свою природу внутри.

Также важно понимать, что у дзен не может быть исследователей, могут лишь быть представители пути. Различия здесь состоят в степени погружения в природу созерцания. Однако для тех, кто смотрит на дзен со стороны, это учение состоит из множества парадоксальных приемов. В реальности же это особый язык усилия, направленный на развитие созерцательности и искусства нахождения в настоящем.

Практических аспектов в дзен очень много, если не сказать, что все в дзен относится к практике, однако важно выделить среди всего этого особое усилие мозга при созерцательности, а также расположение тела, дыхание и оперирование жизненными потоками (что роднит дзен с тантрическими и алхимическими искусствами).

Особую роль, как уже говорилось, дзен сыграл в строительстве японской культуры и ментальности, к чему важно отнести и японские боевые искусства, которые с позиции дзен даже не следует называть боевыми, а, скорее, генеративно-тантрическими. С одной стороны, это исключает доминирование чего-либо над сознанием, а с другой — усиливает внутреннее удержание. Все это и создает особый путь к состоянию озарения сатори, которое формируется, вырабатывается, а не рассматривается или получается внезапно. Другими словами, дзен — это постижение озарения, а не получение его.

AlQUIMIA-SHOPИНБИ

Магазин «Алхимия» >

Рекомендуем

Другие разделы

ЛК Ваша корзина