Чжан Саньфэн

Чжан Саньфэн Канал «Алхимия»

Что именно окажется условием, благодаря которому имя человека и его жизнь станут легендой и переживут его самого на века, никому не известно. Не существует формулы, которая гарантировала бы благодарность и память потомков, как и нет набора каких-то личных или социальных достоинств, позволяющих оставить яркий и заметный след в истории. Человек может быть первооткрывателем новых земель или масштабным полководцем, перекраивающим карту мира. Он может быть великим ученым, подарившим цивилизации крайне полезные открытия, философом, позволяющим определиться с концепцией, что есть мир и ты в нем, писателем или поэтом, воздействующим на эмоции и души людей. А может быть тем, кто всю жизнь сознательно уходил из общества, отказываясь от богатства и должностей, кто избегал себе подобных и даже царей и императоров, которые настойчиво искали их дружбы и совета.

Это позволяет нам сделать вывод, что значимость человека для пространства связана не только с тем, сколько добра он сделал другим и как сильно он повлиял на ход истории, но и с какой-то тонкой составляющей, некой нематериальной ценностью, которую тем не менее хорошо чувствуют и воспринимают все окружающие.

История Чжан Саньфэна – это, в общем-то, миф, предание, легенда, вобравшая в себя за века множество дополнительных деталей и уточнений. Мы можем говорить о двух интересных составляющих его образа: с одной стороны, он был харизматичен и крайне привлекателен для людей, будучи высоким, крепким, обаятельным человеком с хорошим чувством юмора и любовью к шуткам, с другой – он был довольно скрытным, ибо, отказавшись от почета и статуса, он много путешествовал, а затем ушел на долгие годы в горы, не давая своим современникам доступа к информации о том, чем он живет, что практикует и с кем.

Чжан Саньфэн (張三豐, ок. 1247) имел несколько имен – от рождения он был Чжан Цзюньбао (張君寶), также его называли Чжан Тун (Чжан Познавший) и Чжан Лата (Чжан Неряшливый). Говорят, что момент его рождения был окрашен мистическим событием: его матери приснилось божество, которое призвало небесного журавля сесть на крышу дома. От крика этой птицы на крыше она и проснулась. В ту же ночь родился будущий Чжан Саньфэн.

Первая часть его жизни проходила в рамках классических канонов китайской состоятельной семьи: он получил хорошее всестороннее образование, сдал государственные экзамены цзиньши, получив высшую ученую степень, занял должность важного чиновника в системе. Известно, что он был очень любознателен, изучал различные труды и трактаты и активно занимался распространенными тогда боевыми искусствами, постоянно тренируя свое тело и дух.

Как это часто происходило в восточных культурах, однажды он оставил все, раздав родственникам свое имущество и деньги. С двумя товарищами он отправился в странствие, желая познать о себе что-то большее. Они много путешествовали по стране и в итоге остановились на горе Хуашань, одной из пяти священных гор даосизма. Не выдержав испытания тяжелым, аскетичным образом жизни, его друзья погибли. Сам Чжан Саньфэн также находился на грани смертельного истощения.

Видимо, он все-таки прошел какое-то испытание духа и сдал еще один сложный экзамен в своей жизни, так как судьба послала ему встречу с даосом Хо Луном (火龙, Огненным Драконом), одним из учеников Чэнь Туана. Так началось серьезное погружение Чжан Саньфэна в мир даосских практик, в пространство иного описания мира и восприятия уникальных возможностей человека. Хо Лун обучил его практикам возвращения и укрепления здоровья, методам внутреннего совершенствования, передал знания об алхимии и трансформации. Пройдя даосскую инициацию, он получил свое имя — Саньфэн.

Позже, вернувшись к путешествиям, Чжан Саньфэн посетил множество гор и храмов, встречаясь в разных местах с великими даосскими мастерами и бессмертными, и видимо, не случайно, он называл себя «потомком Небесных Наставников». Хорошее образование, полученное в юности, и природный острый ум позволили ему не только осмыслить и систематизировать полученные знания, но и выделить в них наиболее эффективное с его точки зрения. Благодаря этому появилась даосская школа Иньсян-пай (Школа Скрытых Бессмертных), которую позже также называли Саньфэн-пай. Чжан Саньфэн оставил после себя целый ряд алхимических трактатов, обогатив таким образом даосское учение своим практическим опытом и наблюдениями.

Сегодня Чжан Саньфэна принято считать основателем школы внутреннего боевого искусства под названием тайцзи-цюань. В день его рождения, 9 апреля, во всем мире отмечается праздник тайцзи. Мы не можем достоверно утверждать, что именно этот мастер создал тайцзи в том виде, в котором мы его знаем, но то, что в силу своих способностей он мог приложить руку к соединению знаний различных школ, к развитию аспектов внутренней работы во внешних стилях, к оттачиванию возможностей самосовершенствования через тайцзи, вполне возможно.

Надо сказать, что Чжан Саньфэн очевидно был человеком ярким, нестандартным. Прозвище Лата означает, что он был небрежен в одежде и не обращал внимания на формальные, официальные нормы этикета. Его любовь к испытаниям свидетельствует о большой силе воли; практикование боевых искусств и оттачивание их в поединках говорит о хорошем владении телом и бойцовском характере. Одна из забавных историй о нем гласит, что его никак не мог разыскать, чтобы встретиться, сам император, так как он постоянно исчезал перед такими поисками. Также известно, что с определенного возраста он умел ходить по снегу, не оставляя после себя следов.

Биографы сообщают, что в конце своей жизни Чжан Саньфэн обосновался в горах Уданьшаня. Здесь он вплотную занялся методами выплавления алхимического эликсира и практиками внутренней трансформации, в результате чего смог достичь бессмертия (по свидетельству очевидцев, умерев и вернувшись к жизни заново).

Тот факт, что исследователи до сих пор достоверно не могут установить даты рождения и смерти Чжан Саньфэна (говоря о разбросе в 200-300 лет, включая правление трех династий), вполне вписывается в концепцию бессмертия. Возможно, мастер продолжал посещать мир людей, утоляя свое любопытство, и кто знает, может, мы можем неожиданно столкнуться с ним где-нибудь на даосской тропе и в наши дни.

 

Легенды о мастере повествуют, что у него было пять любимых занятий в ночное время суток. Ему нравилось ходить по горам, работать с саблей в лунном свете, практиковать тайцзи и медитировать. А в дождливые ночи он очень любил читать лучшие произведения классической литературы…

Рекомендуем

Другие разделы

ЛК Ваша корзина